Кгыышhh

 

  CIS
Новости О журнале Мероприятия Форум Подписка Архив Контакты

 


 


 


 



 



 


 

 



 


 

 

 

Кгыышф

 

 

 

CIS
 

 

 

 

 

 

 


Федеральная сетевая компания – год на Лондонской фондовой бирже

 

Ровно год назад, 28 марта 2011 года депозитарные расписки ФСК начали торговаться на Лондонской бирже. IR magazine Russia & CIS расспрашивает руководителя IR–службы ФСК Александра Дюжинова об опыте и изменениях, произошедших за этот период.



 

Александр Дюжинов,
ФСК ЕЭС


Напомните, пожалуйста, почему ФСК решила провести листинг депозитарных расписок?


Акции Федеральной сетевой компании с июля 2008 года обращаются на российских площадках, по многим показателям ликвидности компания была среди лидеров. 2009 — 2010 годы стали для компании периодом формирования совершенно новой инвестиционной истории. ФСК переходила на абсолютно новую для российской энергетики систему тарифообразования — Regulatory Asset Base (RAB), основанной на прозрачной методике доходности инвестированного капитала.


С фундаментальной точки зрения, для компании открывались многие возможности расширения круга инвесторов, однако маркетинг и IR инструментарий нуждался в принципиальном изменении. Несмотря на то, что большинство инвесторов могли совершать операции с локальными акциями, мы не могли позиционировать ФСК наряду с другими российскими blue chips, которые давно «прописались» в Лондоне. Собственно, все эти аспекты и привели к тому, что 28 марта 2011 года депозитарные расписки ФСК под единым тиккером FEES стали торговаться на Лондонской бирже.


Какие результаты листинга? Что стало с ликвидностью?


Основным результатом листинга стало серьезное реформирование, с одной стороны, практики взаимодействия с инвесторами, с другой — создание всей необходимой инфраструктуры для будущих размещений.


До получения листинга в Лондоне мы публиковали отчетность по МСФО в более поздние даты, проводили звонки с аналитиками и инвесторами в разных форматах, у нас постоянно менялись форматы инвестиционной презентации, релизов и т.п. Сейчас мы обязаны следовать всем правилам раскрытия информации в Лондоне согласно UK Disclosure & Transparency Rules, а также следовать системному подходу к поддержанию и развитию IR в компании.


Среднедневной объем торгов ФСК на ММВБ составляет порядка 20-30 млн USD, что при free float в размере 15% является стабильным показателем высокой ликвидности. На LSE в неделю совершается 2-3 сделки общим объемом 3-5 млн USD. Мы понимает, что это не достаточный уровень ликвидности, но для создания полноценного ликвидного рынка в Лондоне необходимо проведение дополнительного размещения акций/расписок (SPO) компании. Продажа части государственного пакета ФСК включена в план приватизации Правительства РФ. В случае проведения данной продажи в форме SPO депозитарных расписок на LSE ликвидность лондонского рынка расписок ФСК существенно возрастет.


Что можно сделать для повышения ликвидности в условиях, когда SPO только планируется? Что делает ФСК в этом случае?


Собственно, c марта 2011 года мы разработали и, что важно, реализовали целый комплекс мероприятий по максимизации стоимости компании и развитию Investor Relations в ФСК. Прежде всего, в июне 2011 года мы подписали соглашение с инвестиционным банком Morgan Stanley, который стал нашим эксклюзивным корпоративным брокером. Для нашего сектора это первый полноценный case study активной работы с корпоративным брокером. Совместно с Morgan Stanley мы провели аудит всего действовавшего на тот момент IR-инструментария, разработали новые investment messages для сообщества, новые форматы финансовой и инвестиционной презентаций. На постоянной основе мы общаемся с командой Morgan Stanley, вместе обсуждаем новые подходы, идеи по дальнейшему развитию коммуникации с инвесторами. Также крайне важно получать оперативную обратную связь от секторных банкиров и о взгляде инвесторов на развитие сектора.


Мы значительно увеличили аналитическое покрытие ФСК. В 2011 году мы получили инициацию покрытия от HSBC, ING, а также ряда российских банков. Кроме того, мы получили уникальное для российского сектора энергетики покрытие от Macquarie Capital, у которого традиционный фокус на инфраструктурные компании. На данный момент ФСК покрывает 24 инвестиционных банка. Однако есть банки, с которыми мы еще продолжаем общение касательно инициации аналитического покрытия.


Инициация покрытия — одна из моих любимых тем в investor relations. Это работа важна не только и не столько для IR, как для компании в целом, так как у компании появляется не просто аналитик, который о вас периодически пишет, у компании появляется новый партнер в лице банка с большими возможностями в области sales & marketing, который может значительно расширить базу инвесторов.


IR не должен быть пассивным и даже просто активным. IR — это коммуникация, которая должна быть проактивной. Попробуйте убедить какой-нибудь международный банк, что вашу компанию имеет смысл покрывать, и вы автоматически проведете аудит всей системы IR в компании. Банки инициируют покрытие, если компания действительно интересна инвесторам. Обосновать потенциальный интерес к компании со стороны клиентов банка можно только, имея эффективный IR и понятную инвестиционную историю.


Как технически это сделать? Начиная с самого первого шага — как вы понимаете, что данный банк «должен» покрывать ФСК и что делаете дальше?


Банк — это посредник между компанией и инвесторами. Например, мы знаем, что Macquarie Capital традиционно имеет фокус на инвесторов в инфраструктурные компании, к которым относится и ФСК. Первым шагом должен быть звонок в подразделение equity sales банка, сотрудники которого отвечают за регион присутствия вашей компании или за отдельную отрасль, сектор. Например, мы знали, что Macquarie Capital не покрывает российские энергетические компании, поэтому мы представляли ФСК не только как российскую историю, а как инфраструктуру, имеющую RAB регулирование. В Macquarie Capital для таких компаний есть отдельная практика.


Если вам удастся заинтересовать equity sales, то именно они будут, в свою очередь, доказывать коллегам из отдела equity research, что вашу компанию стоит исследовать и покрывать, и она будет интересна инвесторам — клиентам банка и, соответственно, принесет новые возможности банку. Следующим шагом целесообразно сделать пробные встречи с инвесторами — клиентами банка, пообщаться с аналитиком, который потенциально может начать покрытие. Если встречи пройдут удачно, будет интерес, то наступает важный и ответственный период — предоставление информации с последующими адаптацией и пояснениями. Таким образом, нам нужно не столько формальное покрытие, а новые инвесторы — клиенты банка. Так, например, французские BNP Paribas и Societe Generale интересны нам как будущие партнеры, которые также могут инициировать покрытие ФСК.


Увидели ли вы новых инвесторов по истечении года и кто они по типу? Когда (и с кем) делали идентификацию акционеров?


Идентификацию инвесторов мы делаем через компанию Capital Precision, довольны качеством, достоверностью и сервисом. При этом, понимаем, что база инвесторов более чем динамична и за год инвесторы иногда успевают по нескольку раз войти и выйти из акции. В 2011 году мы увидели увеличение позиций фондов BlackRock, Vanguard Group, Baring AM. Приятно работать и постоянными инвесторами ФСК — DWS и Charlemagne Capital. При этом важно не реже, чем раз в квартал, самим проводить анализ совпадения инвесторской базы вашей компании с «двадцаткой» крупнейших инвесторов в акции российских компаний, а также отдельно — в акции компаний вашего сектора.


Кто сейчас является вашими приоритетными партнерами среди инвесторов, аналитиков, коллег по цеху?


После листинга в Лондоне мы стали значительно больше сфокусированы на внешней коммуникации с зарубежными энергетическими компаниями. Так, например, мы инициировали знакомство с IR командой National Grid, крупнейшей энергетической компании Великобритании. Наше общение с National Grid не закончилось только на обсуждении IR-тематики. Когда в ноябре 2011 года в Лондоне мы проводили круглый стол по инвестициям в российскую энергетику, к нам приходили коллеги из National Grid, которые занимаются непосредственно тарифным регулированием. При этом, мы всегда открыты к обмену опытом с коллегами по российскому IR. А если говорить непосредственно о целевых IR-аудиториях, то сейчас мы сфокусированы на новых инвесторах, в том числе и debt investors, новых банках, новых аналитиках.


В связи с этим: не собираетесь ли вступать в английское IR-сообщество или, например, в американскую ассоциацию NIRI?


Мы изучаем условия корпоративного членства в английское IR Society, которое из всех профорганизаций представляется нам наиболее интересной. Американскую ассоциацию NIRI в настоящее время не рассматриваем как приоритет. Отечественные АРФИ и ОССИ, на мой взгляд, идут по сложному пути, зачастую забывая про непосредственно IR-специалистов. Лично мне не нравится идея объединения информагентств и IR-специалистов на паритетных началах. «Российского IR» на данный момент нет, есть «московский», инфраструктурно-биржевой IR, без развития профессии в регионах.


Как, на ваш взгляд, должна развиваться IR-служба после зарубежного листинга?


Если говорить о ФСК, то ФСК образца 2012 года в сравнении с ФСК образца 2009 года — совершенно разные инвестиционные идеи. Я бы хотел, чтобы в компании, вне зависимости от команд менеджмента, IR-коммуникация прочно вошла в стратегию компании. Создание системы, стандартов коммуникации с инвесторами — вот основные задачи IR-службы после листинга.


Как ФСК общается с миноритарными акционерами — физическими лицами?


У ФСК свыше 450 тысяч акционеров — физических лиц. Мы стараемся уделять должное внимание развитию отношений не только с институциональными инвесторами, но и с «физиками». Многие компании и IR-команды чрезмерно увлекаются поездками и встречами с инвестфондами, совершенно забывая о «физиках».


В 2011 году мы подписали соглашение с компанией «ФИНАМ» о сотрудничестве и планируем подписать аналогичные соглашения с другими ведущими брокерами, специализирующимися на розничных инвесторах. Совместно с ФИНАМ мы проводили выездные встречи в Самаре, Ростове-на-Дону. Идея в том, что ФСК и брокерские компании используют свои филиальные сети и организуют встречи-консультации в форме обучающих семинаров. Мы заинтересованы в развитии культуры розничных инвесторов.


«Физики» — это тоже ваша зона ответственности? Во многих компаниях это отдельное подразделение. Сколько людей приходят на встречи и какие вопросы задают? Сильно ли отличаются вопросы российских «физиков» от вопросов западных фондов?


Подразделение, которое я возглавляю, называется «отдел взаимодействия с акционерами, инвесторами и поддержания ликвидности». Взаимодействие с «физиками» входит зону ответственности IR-отдела, потому что ФСК исторически заимствовала организационную структуру IR от РАО ЕЭС.


Пока мы видим полуанонимное общение физических лиц-инвесторов с компанией. Например, на мой рабочий электронный адрес часто приходят запросы без подписи. Кроме того, многие акционеры направляют в Компанию простые письменные запросы, что с точки зрения оперативности неэффективно.


Мы стараемся развивать базу активных акционеров, все контакты сотрудников IR-службы, вплоть до моего мобильного телефона, размещены на сайте. И мы призываем акционеров обращаться к нам напрямую, задавать все вопросы, приходить на встречи, абсолютно на тех же условиях, что и для институциональных инвесторов. Традиционно, розничных инвесторов в меньшей степени интересуют детальные вопросы по финансам, и в большей — по выплате дивидендов, утверждению тарифов.


Что вы можете посоветовать другим компаниям, размышляющим о листинге в 2012 году, в том числе государственным компаниям?


Прежде всего, не стоит терять время на ожидание улучшения рыночной конъюнктуры. Существует стандартный комплекс мероприятий построения отношений с инвесторами, который необходимо реализовать для создания первичного инвестиционного профайла с эффективными инструментами коммуникации. Не трудно сделать формат инвестиционной презентации, IR-сайт, начать проводить регулярные встречи, звонки с инвесторами — все это будет позитивно воспринято инвесторами.


Государство активно занимается развитием биржевой инфраструктуры и повышением инвестиционного климата в России. Если государственные компании будут соблюдать, пусть даже минимальные, но стандарты взаимодействия с инвесторами, это благоприятно скажется на общей инвестиционной привлекательности российской экономики. Если говорить о системных мероприятиях, то в каждой государственной компании, пусть даже с незначительным free float, должна быть IR-служба, также необходимо развивать отношения с розничными инвесторами, повышая тем самым финансовую грамотность в стране. В качестве инициативы можно предложить разработать методические рекомендации государственным компаниям по развитию отношений с инвестиционным сообществом.


Какая биржа сейчас предлагает лучшие условия для листинга российских компаний?


Интересный вопрос. Несколько месяцев назад Deutsche Boerse и NYSE Euronext объявили об окончательной отмене сделки по объединению. Таким образом, не будет создан трансатлантический «гигант». И на данный момент не существует альтернативных вариантов ответа на вопрос «кто лучше» — лучший маркетинг, наиболее понятные и изученные условия предлагает Лондонская фондовая биржа. Достаточно спросить ключевых инвесторов, где они хотели бы покупать российские компании, и абсолютное большинство ответит «на LSE».


А вот в связи с таким «безальтернативным» положением LSE, раздаются высказывания о некой медлительности, или скажем так, самоуспокоенности Лондонской биржи?


Действительно, маркетинговую политику Лондонской фондовой биржи можно назвать спокойной и уверенной. У LSE сильнейшее лобби в лице всех инвестбанков, консультантов. Я не могу сказать, что Лондонская биржа медлительна в продвижении своих сервисов, просто за последние 3-5 лет LSE не предлагает российским компаниям новых опций, которые были бы очевидно выгодны.


Индексы?


Согласно действующим правилам листинга LSE и английскому регулированию, российские компании с листингом депозитарных расписок не попадают в индексы FTSE, а только в специальный FTSE Russia IOB. Вопрос с индексами — один из основных к LSE.


А как вы смотрите на перспективы объединенной биржи в России? Не пугает ли вас отсутствие конкуренции внутри страны?


Это очень важный вопрос для всего финансового рынка России. Инвесторов интересует ликвидность рынка и транзакционные издержки, которые они несут, совершая операции с ценными бумагами. Если в России будут значительные улучшения в этих вопросах, то тренд может измениться, и инвесторы придут на объединенную биржу.


Отсутствие конкуренции на локальном рынке свойственно практически всем странам, за исключением, пожалуй, Америки, являющейся по-прежнему глобальным рынком. Меня больше огорчает отсутствие реальных возможностей для российских компаний в Америке после вступления в действие в 2002 году Sarbanes-Oxley Act, а также отсутствие конкуренции в Европе. Я считаю, что зачастую инвестбанки вводят в заблуждение компании, отговаривая тех от двойных листингов, которые якобы «растворяют» ликвидность. На мой взгляд, абсолютно недооцененными являются такие биржи как Стокгольмская, Франкфуртская, NYSE Euronext. Эти биржи с гораздо большей мотивацией будут общаться с российскими компаниями, чем LSE. Кто имеет серьезные планы проведения IPO / SPO, вполне могут рассмотреть альтернативные LSE площадки.


Какие планы у ФСК в области IR на 2012 год?


Текущий 2012 год — это первый полноценный год после листинга в Лондоне, и мы хотели бы реализовать годовую IR-программу с роудшоу по итогам публикации МСФО, встречами с миноритарными акционерами — физическими лицами. Также планируем увеличить аналитическое покрытие, изучаем варианты с маркет-мейкингом в Лондоне. Договорились с банком-депозитарием о предоставлении нашим акционерам и инвесторам 3-х месячного льготного периода конвертации локальных акций в депозитарные расписки. Осталось только выбрать подходящий период в 2012 году на фоне позитивного новостного фона. В целом, надеемся на интересный, продуктивный год.


В какие города поедете на роудшоу? Планируете ли проведения Capital Markets Day в Лондоне или, скажем, в Нью-Йорке, либо в Гонконге? Как оцениваете перспективы привлечения азиатских капиталов в бумаги российских компаний?


23 апреля мы публикуем годовые результаты по МСФО и организуем звонок для аналитиков и инвесторов. Затем начинаем роудшоу. В процессе планирования роудшоу мы изучаем спрос на акции ФСК со стороны инвесторов и формируем окончательный маршрут. Традиционно роудшоу начинается в Стокгольме, затем — Франкфурт, Лондон. Опционально можно добавить Бостон, Нью-Йорк. В Гонконг — не планируем и не видим в настоящий момент интереса азиатских инвесторов. Тема модная, но пока далекая от реальности. За границей capital markets day мы не проводим, делаем его в Москве.




Также читайте:

Размышления об IR в России
Редакция IR magazine Russia & CIS попросила рассказать о своих взглядах на развитие IR в России Алекса Менажа (Alex Menage), главу отдела по работе с корпоративными клиентами из быстро развивающихся рынков, Thomson Reuters. Также Менаж является основателем и членом совета директоров Ближневосточного IR-сообщества (Middle East Investor Relations Society).

«Русские идут»… в IRS
Продолжая тему общественных IR-организаций, затронутую в статье про объединение российских IR-ассоциаций, редакция решила поинтересоваться участием отечественных компаний в зарубежных IR-ассоциациях. Насколько нам удалось выяснить, в Москве присутствуют несколько членов британского Сообщества по связям с инвесторами (Investor relations society, IRS).

Листинг ГДР на London Stock Exchange
Пару месяцев назад российская Федеральная сетевая компания получила листинг для своих депозитарных расписок на Лондонской фондовой бирже. О подготовке, выборе площадки, прохождении листинга и о первых результатах рассказывает Александр Дюжинов, глава IR-службы компании.

Листинг на Лондонской фондовой бирже без размещения ценных бумаг
За последние несколько лет Лондонская фондовая биржа стала основной иностранной площадкой для листинга ценных бумаг российских эмитентов. С 2005 года практически все IPO российских компаний на сумму свыше 400 миллионов долларов сопровождались листингом на ЛФБ, который обеспечил им больший круг заинтересованных инвесторов и необходимую ликвидность для поддержания вторичного рынка размещаемых ценных бумаг. Рассказывают Алан Карташкин и Максим Кулешов, «Дебевойз энд Плимптон ЛЛП».





2012 © IR magazine Russia & CIS, info@ir-russia.ru